Теплое сердце брата укусили свинцовые осы…

Теплое сердце брата укусили свинцовые осы,
Волжские нивы побиты желтым палящим дождем,
В нищей корзине жизни — яблоки и папиросы,
Трижды чудесна осень в бедном величье своем.

Медленный листопад на самом краю небосклона,
Желтизна проступила на теле стенных газет,
Кровью листьев сочится рубашка осеннего клена,
В матовом небе зданий желто-багряный цвет.

Желто-багряный цвет всемирного листопада,
Запах милого тленья от руки восковой,
С низким поклоном листья в воздухе Летнего сада,
Медленно прохожу по золотой мостовой.

Тверже по мертвым листьям, по савану первого снега,
Солоноватый привкус поздних осенних дней,
С гиком по звонким камням летит шальная телега,
Трижды прекрасна жизнь в жестокой правде своей.


А вот еще:

Рембо читает Гумилёва

Марина Цветаева

Мне приснился убогий пейзажик, / Мутный блин из-за облачных штор, / Неглубокий помойный овражек / И заблеванный травкою двор. / / Догорал костерочек дебильный, / Обнажаясь золой напоказ. / И накрапывал дождик субтильный. / Стыл под ветром заплаканных глаз. / / Я стоял с глупой...

Не пойдём говорит...

Дмитрий Авалиани

не пойдём говорит / к ним в гости там нет ничего / что можно было бы съесть / выпить / или поцеловать

Вы мне написали правою...

Даниил Андреев

Вы мне написали правою, / за левую извиняясь, / которая была в гипсе - / бел-белое изваянье. / Вы выбрали пристань в Принстоне, / но, что замерло как снег / в откинутом жесте гипсовом, / мисс Серебряный век?.. / Кленовые листы падали, / отстегиваясь как клипсы. / Простите мне мою...

Ганс Вреден

Антон Балакин

Петербургские апокрифы / / I / / В числе иностранцев, привлеченных соблазнительными приглашениями Петра и преувеличенными слухами о быстрых наживах и возвышениях, Ганс Вреден прибыл осенью 17** года в Петербург. Он не имел определенных планов, надеясь на счастливую звезду свою, быстрый и х...

Невымышленный подвиг

Вероника Гудкова

Когда-нибудь в ГУЛАГе бригадир / или забитый этим бригадиром / жил призраками дивных бригантин, / которые и были прежним миром. / / Наивность - это древний документ, / хотя и не всегда нам оправданье. / Несбывшиеся сны - предмет / страданья, / и не для героизма постамент. / / ...

Смерть Гумилёва

Владимир Динец

Ужасный, страшный плен души, / Предсмертный, слабый крик... / Что в это миг он пережил, / Что понял в этот миг? / / Немой вопрос. Удар свинца. / Налитый кровью взор... / Судьбы, лукавой без конца, / Бесправный приговор. / / Ему казался тесен мир, / Он сам себя не зна...