Царскосельские стихи

Когда я, мальчиком, с тобой дружил,
Прекрасный город одиноких статуй,
Густой сирени и пустых дворцов,
Тебя еще не посетили беды:
Твой Гумилёв был юношей веселым,
Ахматова — влюбленной гимназисткой,
А Иннокентий Анненский еще
Не задохнулся на твоем вокзале,
И даже Пушкин твой казался мне
Еще не мертвым и не взрослым даже,
А шумным одноклассником моим.

Прошли десятилетия. Не счесть
Твоих утрат. Твои дворцы во прахе
Лежат. Твои поэты казнены
Презреньем, пулею или молчаньем.
И только имя Пушкина одно
Еще, как встарь, сияет над тобою
Прекрасным обещанием, залогом
Грядущей правды.


А вот еще:

России

Ян Квапил

Россия, Россия! ужель никогда / Тебя - никогда не увижу? / А время - бесстрастно - за днями года / Со страшною ровностью нижет. / Возможно ль - о том, чем сейчас дорожу, / Что с детских лет дорого было, / Когда-нибудь я равнодушно скажу, / ...

Памяти Н. Г.

Уно Лахт

Поэт носил погон серебряный, / Царицы русской вензеля; / Провозглашал - непоколебленный: / Россия - царская земля. / / Он не бледнел пред пулеметами / И "поле полное врагов" / Хвалил стихами искрометными - / Забытым языком богов. / / И вознесенный высшей волею, - / В век...

Перед зарей

Вольфганг Ланге

Я проснулся ночью пред бедою: / Колдовал над Русью темный Блок, / Футурист, с квадратною скулою, / Труп в кабак насиловать волок, / / Сипло ржал частушки Маяковский, / Предлагал Вертинский кокаин, / А жестокий смех сатириконский / Раздавался жалостно один. / / И не слышны ...

Памяти Гумилёва

Серж Македон

Он мир любил и верил в Бога. / Как Фра Беато, нам велел / Искать неторную дорогу / В единый сладостный предел. / / И встретил смерть спокойно, твердо, / Как воин, но и как поэт, / Дав палачам надменный, гордый, / Единственный и свой ответ. / / А душу взяли серафимы, / ...

Н. С. Гумилёву

Малькольм Линдси

...Справа по три! Не плачь! / Марш могильный играй, штаб-трубач! / А. Фет / / Сам Михаил Архистратиг / Его зачислит в рать свою. / А. Ахматова (из Н. Гумилёва) / / Свод небесный будет раздвинут / Пред душою, и душу ту / Белоснежные кони ринут / В ослепительную высоту. /...

Воспоминания в Коктебеле

Глеб Мейлер

Под этим низким потолком / С тюремным вырезом для света, / Здесь жил поэт. И самый дом / Уже тогда был Дом поэта. / / Чтó было видно из окна, / Высокого и чуть косого? - / Безоблачная глубина, / Да горы, да соседки - совы... / / Он слушал моря мерный вал, / А, м...