Сон о казненном поэте

— Это он! С кем хочешь я поспорю!
Видишь, вот идет он впереди
С неизбывной мукою во взоре,
С неостывшей пулею в груди!

— Он же умер! Он уже не может
Услыхать слова твоей любви!
Никакое чудо не поможет!
Не ищи его и не зови!

— Нет! Скорее! Мы его догоним!
Я клянусь тебе! Мы добежим!

Как года — мгновения погони.
Год еще — и поравнялись с ним.

Страшно заглянуть за эти плечи…
Может быть, всё это только сон?!
Оглянулся — и свершилась встреча
И сомнений нет, что это он.

Серый глаз струит холодный пламень,
Узкий шрам белеет вдоль щеки…
Наш учитель! Вот ты снова с нами!
Отзовись! Коснись моей руки!

Но запачканные кровью губы
Ничего не вымолвили мне.
Только вдруг серебряные трубы
В солнечной пропели вышине,

Рыжегривые заржали кони,
И рванули ввысь, и понесли,
И уже не слышен шум погони
С убегающей назад земли.

Только бездны, вихри и просторы,
Звездные озера и сады,
И внезапно — старой сикоморы
Ствол корявый у скупой воды.

След звериный вьется к водопою,
Заунывная звенит зурна…
Только бы остаться здесь с тобою,
Эту радость всю испить до дна!

Но стираются черты и звуки,
Миг еще — и на сухой траве
Судорогой сведенные руки…
Окрик парохода на Неве…

Люди молча топчутся у ямы,
Раздается мерный лязг лопат,
А вдали угрюмыми домами
Щерится притихший Петроград…



Прошлое! Оно таким мне снится,
Как его увидеть довелось:
Белою, бессмертною страницей,
Пулею простреленной насквозь!

 


А вот еще:

Меж нами сумрак жизни длинной…

Алексей Васильев

Меж нами сумрак жизни длинной, / Но этот сумрак не корю, / И мой закат холодно-дынный / С отрадой смотрит на зарю.

О том, как буду я с тоскою…

Всеволод Сечкарев

О том, как буду я с тоскою / Дни в Петербурге вспоминать, / Позвольте робкою рукою / В альбоме Вашем начертать. / (О Петербург! О Всадник Медный! / Кузмин! О, песни Кузмина! / Г***, аполлоновец победный!) / О Вера Константиновн?, / Час - пятый... Самовар в гостиной / Еще не выпит.....

С тех пор, как в пламени и дыме…

Виктор Сонькин

С тех пор, как в пламени и дыме / Встречаем вместе каждый бой, / Как будто судьбами своими / Мы поменялися с тобой. Ты в глубь России смотришь строго, / Как бодрый кормчий сквозь туман. / Меня далекая дорога / Ведет к познанью чуждых стран.

Фра Беато Анджелико

Ирина Репина

Ты хочешь знать, кого я ненавижу? / Конечно, Фра Беато Анджелико. / Я в нем не гения блаженства вижу, / А мертвеца гробницы невеликой. Нет, он не в рост Адаму-акмеисту! / Он только карлик кукольных комедий, / Составленных из вечной и пречистой / Мистерии, из жертвенных трагедий. ...

Просторен мир и многозвучен…

Ирина Трегубова

Просторен мир и многозвучен, / И многоцветней радуг он. / И вот Адаму он поручен, / Изобретателю имен. Назвать, узнать, сорвать покровы / И праздных тайн и ветхой мглы - / Вот подвиг первый. Подвиг новый - / Всему живому петь хвалы.

Ужели гордый Гумилёв…

Григорий Кружков

Ужели гордый Гумилёв, / Что прочитать не удостоил / Подряд и двух моих стихов, / Был прав - и лиру я расстроил? / / И как послушно я внимал / Его насмешливым урокам, / Когда из рощи муз он гнал / Меня к кокоткам и порокам! / / Моя склонилась голова, / Горели от смущенья щеки,...