Сон о казненном поэте

— Это он! С кем хочешь я поспорю!
Видишь, вот идет он впереди
С неизбывной мукою во взоре,
С неостывшей пулею в груди!

— Он же умер! Он уже не может
Услыхать слова твоей любви!
Никакое чудо не поможет!
Не ищи его и не зови!

— Нет! Скорее! Мы его догоним!
Я клянусь тебе! Мы добежим!

Как года — мгновения погони.
Год еще — и поравнялись с ним.

Страшно заглянуть за эти плечи…
Может быть, всё это только сон?!
Оглянулся — и свершилась встреча
И сомнений нет, что это он.

Серый глаз струит холодный пламень,
Узкий шрам белеет вдоль щеки…
Наш учитель! Вот ты снова с нами!
Отзовись! Коснись моей руки!

Но запачканные кровью губы
Ничего не вымолвили мне.
Только вдруг серебряные трубы
В солнечной пропели вышине,

Рыжегривые заржали кони,
И рванули ввысь, и понесли,
И уже не слышен шум погони
С убегающей назад земли.

Только бездны, вихри и просторы,
Звездные озера и сады,
И внезапно — старой сикоморы
Ствол корявый у скупой воды.

След звериный вьется к водопою,
Заунывная звенит зурна…
Только бы остаться здесь с тобою,
Эту радость всю испить до дна!

Но стираются черты и звуки,
Миг еще — и на сухой траве
Судорогой сведенные руки…
Окрик парохода на Неве…

Люди молча топчутся у ямы,
Раздается мерный лязг лопат,
А вдали угрюмыми домами
Щерится притихший Петроград…



Прошлое! Оно таким мне снится,
Как его увидеть довелось:
Белою, бессмертною страницей,
Пулею простреленной насквозь!

 


А вот еще:

Петербург

Ирина Сиротинская

А если лошадь, то подковы, / Что брызжут сырью и сиренью, / Что рубят тишину под корень / Непоправимо и серебряно. / Как будто Царское Село, / Как будто снег промотан мартом. / Еще лицо не рассвело, / Но пахнет музыкой и матом. / Целуюсь с проходным двором, / Справляю именины вора....

Алый трамвай

Вадим Полонский

Сон оборвался. Не кончен. / Хохот и каменный лай. - / В звездную изморозь ночи / Выброшен алый трамвай. Пара пустых коридоров / Мчится один за другим. / В каждом - двойник командора - / Холод гранитной ноги. - Кто тут? / - Кондуктор могилы! / Молния взгляда черна, / Синее горло...

25 августа

Л. Сорина

Когда отгремел под колесами мост, / Железо железу отпело, / Раздулся от жгучего воздуха мозг / И запах утратило тело. Когда завернулся штандарт на плацу / От музыки пышной и мерзкой, / Вприпрыжку пошел по Мильонной к дворцу / Дракон в чешуе офицерской. Когда разморозило тучи грозой, ...

Третья смерть

Эрих Голлербах

Пусть твердят, что талант хуже пороха жжёт, / Уверяя: избранников рок бережёт... / Но в стране инфернальных чудес / Третий раз умирает от пули Поэт, / После речки и склона глядит пистолет / В Ковалёвский задымленный лес. Не в пустыне Атласа, в чаду городов / Вам, шакалы, попался охотник...

Гумилёву

Алексей Толстой

На Малой улице зеленый, старый дом / С крыльцом простым и мезонином, / Где ты творил и где мечтал о том, / Чтоб крест зажегся над Ерусалимом. / / Где леопард тебе напоминал / Былые подвиги, востока оргий, / А грудь бесстрашную как уголь прожигал / В боях полученный Георгий. / / ...

Герой поэмы

Александр Куприн

Хорошо быть Гумилевым, / Удальцом яйцеголовым, / Нянчить рыжих поэтесс / И давиться кашей без / Масла, и следить, как Оська / Волочится (как авоська / За старушкою) за О. / Н.Арбениной. Мертво. Не начать ли так пиэсу? / Про него и поэтессу / О. и комиссаршу Р. / Про поэта и - хи...