Сон о казненном поэте

— Это он! С кем хочешь я поспорю!
Видишь, вот идет он впереди
С неизбывной мукою во взоре,
С неостывшей пулею в груди!

— Он же умер! Он уже не может
Услыхать слова твоей любви!
Никакое чудо не поможет!
Не ищи его и не зови!

— Нет! Скорее! Мы его догоним!
Я клянусь тебе! Мы добежим!

Как года — мгновения погони.
Год еще — и поравнялись с ним.

Страшно заглянуть за эти плечи…
Может быть, всё это только сон?!
Оглянулся — и свершилась встреча
И сомнений нет, что это он.

Серый глаз струит холодный пламень,
Узкий шрам белеет вдоль щеки…
Наш учитель! Вот ты снова с нами!
Отзовись! Коснись моей руки!

Но запачканные кровью губы
Ничего не вымолвили мне.
Только вдруг серебряные трубы
В солнечной пропели вышине,

Рыжегривые заржали кони,
И рванули ввысь, и понесли,
И уже не слышен шум погони
С убегающей назад земли.

Только бездны, вихри и просторы,
Звездные озера и сады,
И внезапно — старой сикоморы
Ствол корявый у скупой воды.

След звериный вьется к водопою,
Заунывная звенит зурна…
Только бы остаться здесь с тобою,
Эту радость всю испить до дна!

Но стираются черты и звуки,
Миг еще — и на сухой траве
Судорогой сведенные руки…
Окрик парохода на Неве…

Люди молча топчутся у ямы,
Раздается мерный лязг лопат,
А вдали угрюмыми домами
Щерится притихший Петроград…



Прошлое! Оно таким мне снится,
Как его увидеть довелось:
Белою, бессмертною страницей,
Пулею простреленной насквозь!

 


А вот еще:

Триолеты

Константин Лаппо-Данилевский

I / / Михаиле Леонидыч, где ты? / Ко мне твой Гуми пристает. / Он не пустил меня в поэты / (Михаиле Леонидыч, где ты?), / Он посадил меня в эстеты, / Еще и снобом назовет! / Михаиле Леонидыч, где ты? / Ко мне твой Гуми пристает! / / II / / Нет, Н...

Могу познать, могу измерить…

Сергей Шумихин

Могу познать, могу измерить / Вчера вменявшееся в дым; / Чему едва ли смел поверить, / Не называю ль сам былым? / / Хотя бы всё безумье ночи / Мир заковало б в мрак и в лед - / А дух повеет, где захочет, - / И солнце духа не зайдет!

Любовь Валькирии (памяти Николая Гумилёва)

И. А. Курляндский

Ненавистное перемирие / Залегло в полях снеговых; / Надо мной рыдает валькирия - / Я опять остался в живых. Сколько лет уж она печалится / И с надеждой из боя в бой / Ждёт, когда под кованой палицей / Хрустнет череп норманнский мой И когда кровавые войны / Мне глаза стальные зальют -...

Последняя дуэль

Марина Козырева

И даже когда мы сгорим, в нас не умрёт наша вечная жизнь, и свет избранников, теперь ещё "незримый для незрящих", дойдёт к земле через много, много лет, подобно тому как звёзды - неугасимый свет таких планет, которые сами давно померкли. И, может быть, не только избранники, но и все мы - будущие звё...

Путешественнику

Геннадий Красников

Я конквистадор в панцире железном, / Я весело преследую звезду... / Я пропастям и бурям вечный брат, / Но я вплету в воинственный наряд / Звезду долин, лилею голубую. / ...

Я и Вы

Дмитрий Гузевич

Да, я знаю, я вам не пара, / Я пришёл из другой страны... Я читаю стихи драконам, / Водопадам и облакам. / Н. Гумилёв / / Я знаю, я вам не пара, / Я пришла из чужих ...