Николай Гумилёв

На львов в агатной Абиссинии,
На немцев в каиновой войне
Ты шел, глаза холодно-синие
Всегда вперед, и в зной и в снег.

В Китай стремился, в Полинезию,
Тигрицу-жизнь хватал живьем.
Но обескровливал поэзию
Стальным рассудка лезвием.

Любой пленялся авантюрою,
Салонный быт едва терпел,
Но над несбыточной цезурою
Математически корпел.

Тесня полет Пегаса русого,
Был трезвым даже в забытьи
И разрывал в пустынях Брюсова
Камеи древние Готье.

К вершине шел и рай указывал,
Где первозданный жил Адам, —
Но под обложкой лупоглазого
Журнала петербургских дам.

Когда же в городе огромнутом
Всечеловеческий встал бунт,
Скитался по холодным комнатам,
Бурча, что хлеба только фунт.

И ничего под гневным заревом
Не уловил, не уследил,
Лишь о возмездье поговаривал
Да перевод переводил.

И стал, слепец, врагом восстания,
Спокойно смерть к себе позвал.
В мозгу синела Океания,
И пела белая Москва.

Конец поэмы недочисленной
Узнал ли ты в стенах глухих?
Что понял в гибели бессмысленной?
Какие вымыслил стихи?

О, как же мог твой смелый пламенник
В песках погаснуть золотых?
Ты не узнал всей жизни знамени!
Ужель поэтом не был ты?


А вот еще:

Триолеты

Константин Лаппо-Данилевский

I / / Михаиле Леонидыч, где ты? / Ко мне твой Гуми пристает. / Он не пустил меня в поэты / (Михаиле Леонидыч, где ты?), / Он посадил меня в эстеты, / Еще и снобом назовет! / Михаиле Леонидыч, где ты? / Ко мне твой Гуми пристает! / / II / / Нет, Н...

Могу познать, могу измерить…

Сергей Шумихин

Могу познать, могу измерить / Вчера вменявшееся в дым; / Чему едва ли смел поверить, / Не называю ль сам былым? / / Хотя бы всё безумье ночи / Мир заковало б в мрак и в лед - / А дух повеет, где захочет, - / И солнце духа не зайдет!

Любовь Валькирии (памяти Николая Гумилёва)

И. А. Курляндский

Ненавистное перемирие / Залегло в полях снеговых; / Надо мной рыдает валькирия - / Я опять остался в живых. Сколько лет уж она печалится / И с надеждой из боя в бой / Ждёт, когда под кованой палицей / Хрустнет череп норманнский мой И когда кровавые войны / Мне глаза стальные зальют -...

Последняя дуэль

Марина Козырева

И даже когда мы сгорим, в нас не умрёт наша вечная жизнь, и свет избранников, теперь ещё "незримый для незрящих", дойдёт к земле через много, много лет, подобно тому как звёзды - неугасимый свет таких планет, которые сами давно померкли. И, может быть, не только избранники, но и все мы - будущие звё...

Путешественнику

Геннадий Красников

Я конквистадор в панцире железном, / Я весело преследую звезду... / Я пропастям и бурям вечный брат, / Но я вплету в воинственный наряд / Звезду долин, лилею голубую. / ...

Я и Вы

Дмитрий Гузевич

Да, я знаю, я вам не пара, / Я пришёл из другой страны... Я читаю стихи драконам, / Водопадам и облакам. / Н. Гумилёв / / Я знаю, я вам не пара, / Я пришла из чужих ...