Николай Гумилёв

На львов в агатной Абиссинии,
На немцев в каиновой войне
Ты шел, глаза холодно-синие
Всегда вперед, и в зной и в снег.

В Китай стремился, в Полинезию,
Тигрицу-жизнь хватал живьем.
Но обескровливал поэзию
Стальным рассудка лезвием.

Любой пленялся авантюрою,
Салонный быт едва терпел,
Но над несбыточной цезурою
Математически корпел.

Тесня полет Пегаса русого,
Был трезвым даже в забытьи
И разрывал в пустынях Брюсова
Камеи древние Готье.

К вершине шел и рай указывал,
Где первозданный жил Адам, —
Но под обложкой лупоглазого
Журнала петербургских дам.

Когда же в городе огромнутом
Всечеловеческий встал бунт,
Скитался по холодным комнатам,
Бурча, что хлеба только фунт.

И ничего под гневным заревом
Не уловил, не уследил,
Лишь о возмездье поговаривал
Да перевод переводил.

И стал, слепец, врагом восстания,
Спокойно смерть к себе позвал.
В мозгу синела Океания,
И пела белая Москва.

Конец поэмы недочисленной
Узнал ли ты в стенах глухих?
Что понял в гибели бессмысленной?
Какие вымыслил стихи?

О, как же мог твой смелый пламенник
В песках погаснуть золотых?
Ты не узнал всей жизни знамени!
Ужель поэтом не был ты?


А вот еще:

Сегодня особенно как-то умаслен твой кок…

Любомир Георгиев Занев

Сегодня особенно как-то умаслен твой кок / И когти особенно длинны, вонзаясь в меня... / В тени баобаба, призывною лаской маня, / Изысканный ждет носорог... / Вдали он подобен бесформенной груде тряпья, / И чресла ему украшают такие цветы, / Каких бы в порыве экстаза не выдумал я, / Ув...

На ноге моей мозоли…

Бойко Златев

На ноге моей мозоли, / Их не срежу никогда. / Я пешком прошелся к Оле, / Но ходить не в силах боле / От щемящей жгучей боли и стыда. / На ноге прикосновенье / Чьих-то грубых, чуждых ног, / И, как нюх мой помнит тленье, / Так хранит их впечатленье / Мой сверкающий, изысканн...

Гумилёв

Елеонора В. Княжева

Вот Николай Степаныч мчится / По Невскому, растерян, дик, / Морозной пылью серебрится / Его курьезный воротник. / / Дивит зевак его оленья / Доха, лапландских плод ловитв. / Да, он рожден для вдохновенья, / Для звуков сладких и молитв. / / Ах, мало ль во "Всемирной" гурий...

Страна Утанги

Лиля Голдовская

Мы шли по стране Утанги, / Мы не знали других дорог, / Там грозили нам бумеранги / Из туземных плоских пирог. / / Целый день нас жажда терзала, / Было небо, как белая жесть. / Я случайно убил шакала, / Но никто не дал его есть. / / Венецианским аграфом / Южный Крест на...

Н. Гумилёв

Володимир Ляшкевич

I / / У истоков сумрачного Конго, / Возле озера Виктория-Нианца / Под удары жреческого гонга / Он свершал магические танцы. / Бормотанье, зазыванье, пенье, / Утомясь, переходило в стоны. / Но смотрел уже без удивленья / Старый пес - подарок Ливингстона. / / II / / ...

Цех ест Академию

Є. Маланюк

Цари стиха собралися во Цех: / Ездок известный Дмитрий Караваев, / Ходок заклятый, ярый враг трамваев, / Калош презритель, зрящий в них помеху / Для ходьбы: то не Борис Бугаев, / Шаманов враг, - а тот, чье имя всех / Арабов устрашает, - кто до "Вех" / Еще и не касался - шалопаев ...