Из дневника

Я, в настроенье безотрадном,
Отдавшись воле моряков,
Отплыл на транспорте громадном
От дымных английских брегов.

Тогда моя молчала лира.
Неслись мы вдаль к полярным льдам.
Три миноносца-конвоира
Три дня сопутствовали нам.

До Мурманска двенадцать суток
Мы шли под страхом субмарин —
Предательских подводных «уток»,
Злокозненных плавучих мин.

Хотя ужасней смерть на «дыбе»,
Лязг кандалов во мгле тюрьмы,
Но что кошмарней мертвой зыби
И качки с борта и кормы?

Лимоном в тяжкую минуту
Смягчал мне муки Гумилёв.
Со мной он занимал каюту,
Деля и штиль, и шторма рев.

Лежал еще на третьей койке
Лавров — (он родственник Петра),
Уютно было нашей тройке,
Болтали часто до утра.

Стихи читали мы друг другу.
То слушал милый инженер,
Отдавшись сладкому досугу,
То усыплял его размер.

Быки, пролеты арок, сметы,
Длина и ширина мостов —
Ах, вам ли до того, поэты?
А в этом мире жил Лавров.

Но многогранен ум российский.
Чего путеец наш не знал.
Он к клинописи ассирийской
Пристрастье смолоду питал.



Но вот добравшись до Мурмана,
На берег высадились мы.
То было, помню, утром рано.
Кругом белел ковер зимы.

С Литвиновской пометкой виды
Представив двум большевикам,
По воле роковой планиды
Помчались к Невским берегам…


А вот еще:

Вроде робок, вроде низок ростом...

Румяна Веселинова Фалк

Вроде робок, вроде низок ростом, / Вроде и не мастер говорить, / Конвоиров в роще за погостом / Просит напоследок­ - прикурить. / Всю дорогу нервно балагурил,­ / Как-то весь светился изнутри. / И не знают, чем набедокури­л, / Офицерик этот. / ...

Гобелен

В. Черней

Гумилёв с Мандельштамом, как лев с антилопой, / прогуливаются по Летнему саду, по Серебряному веку. / На скамье Труффальдино шушукается с Пенелопой, / из-за Зимней канавки доносится кукареку. / / Скоро, скоро, видать, розовоперстая жахнет, / скоро Святой Гавриил с патрулем нагрянет. / ...

Не Жираф

Евгения Чуприна

Руками объяв твою тонкую шею - не рад, / Строением тела пора обратиться к врачу; / Косяк обезьян поселился на озере Чад, / Порядки свои учинили, подобны бичу. / / Какие там сказки, от них не осталось и сна. / Тропический сад превратили в вакхический ад. / Я знаю, что меньше разрухи пр...

Жираф

Ефим Янтарёв

Со времен Гумилёва чуть что - кричат / Жираф, мол, бродит в республике Чад! / А я и не против, тем более, в Нил / Ныряет - и не один! - крокодил. / / И в нашем лесе / Больше, чем десять / Разных животных - волков, лисят, / А может - и пятьдесят. / И даже сто - / Не считает никто...

Сделаю из проволоки волка...

Сергей Ауслендер

Сделаю из проволоки волка: / олово, паяльник, канифоль. / И взлетит, как будто перепелка, / хищным блеском вспугнутая моль. / / За окном очаковская омуль: / дождь, пустырь и дикий сельдерей, / там колючей проволоки вдоволь, / старых гильз, проверенных гвоздей. / / Отпусти меня,...

Крылья Ночи или звезда на мече Ориона (последняя ода романтизму)

Лев Войтоловский

Пять коней подарил мне мой друг Люцифер. / И одно золотое с рубином кольцо. / Н.Гумилев / / И море,и Гомер все движется любовью. / О.Мандельштам / 1. / / В час когда усталый день, / Чуть лениво,между прочим, / наползая словно тень, - / накрывают крылья ночи. / Все подлунн...