Из дневника

Я, в настроенье безотрадном,
Отдавшись воле моряков,
Отплыл на транспорте громадном
От дымных английских брегов.

Тогда моя молчала лира.
Неслись мы вдаль к полярным льдам.
Три миноносца-конвоира
Три дня сопутствовали нам.

До Мурманска двенадцать суток
Мы шли под страхом субмарин —
Предательских подводных «уток»,
Злокозненных плавучих мин.

Хотя ужасней смерть на «дыбе»,
Лязг кандалов во мгле тюрьмы,
Но что кошмарней мертвой зыби
И качки с борта и кормы?

Лимоном в тяжкую минуту
Смягчал мне муки Гумилёв.
Со мной он занимал каюту,
Деля и штиль, и шторма рев.

Лежал еще на третьей койке
Лавров — (он родственник Петра),
Уютно было нашей тройке,
Болтали часто до утра.

Стихи читали мы друг другу.
То слушал милый инженер,
Отдавшись сладкому досугу,
То усыплял его размер.

Быки, пролеты арок, сметы,
Длина и ширина мостов —
Ах, вам ли до того, поэты?
А в этом мире жил Лавров.

Но многогранен ум российский.
Чего путеец наш не знал.
Он к клинописи ассирийской
Пристрастье смолоду питал.



Но вот добравшись до Мурмана,
На берег высадились мы.
То было, помню, утром рано.
Кругом белел ковер зимы.

С Литвиновской пометкой виды
Представив двум большевикам,
По воле роковой планиды
Помчались к Невским берегам…


А вот еще:

Невымышленный подвиг

Вероника Гудкова

Когда-нибудь в ГУЛАГе бригадир / или забитый этим бригадиром / жил призраками дивных бригантин, / которые и были прежним миром. / / Наивность - это древний документ, / хотя и не всегда нам оправданье. / Несбывшиеся сны - предмет / страданья, / и не для героизма постамент. / / ...

Смерть Гумилёва

Владимир Динец

Ужасный, страшный плен души, / Предсмертный, слабый крик... / Что в это миг он пережил, / Что понял в этот миг? / / Немой вопрос. Удар свинца. / Налитый кровью взор... / Судьбы, лукавой без конца, / Бесправный приговор. / / Ему казался тесен мир, / Он сам себя не зна...

Оборванные строки

Владимир Корнилов

Стен высоких, лая бешеного / Сердце не дрожало, / Если уж теперь узнала / Власть морского вала. / Ураган в груди остался, / Дикое бесстрашье, - / Вот с такими бы рогами / На любую башню. / Ты не знал. А из темницы / Выкрасть час последний - / Всех проклятий, чар и лас...

Надпись на камне

Юлия Захарова

Она была, как мальчик, безудержной, / Счастливою, как жаворонок в поле. / Ее улыбку, флейты рук и гордость / Я ждал года и взял ее веселой, / От мира неоторванной и свежей, / / Как вод нагорных быстрое теченье. / Я, видевший пустыни и сраженья, / ...

Гумилев жираф

Андрей Коровин

Ахматовой муж - все мы знаем - владел кораблем / Две черные точки на линии где горизонт / На мачте сидя он жирафа кормил имбирем / До края земли доплывали с жирафом вдвоем / / И в просвещении / Вашем / Я не силен так же / И столь же, / Как вы, Елена! / Но что поделать, если / ...

Жестокий романс

Анна Илюнчева

Однообразно ты мелькала / Передо мной туда - назад / Ты мне смотреть футбол мешала, / Чему я был совсем не рад / / И ты была печальна тоже, / Свой пропуская сериал, / И под твоей атласной кожей (х2) / Под глазом расцветал фингал (х2) / / И если я живу на свете, / То только ли...