Из дневника

Я, в настроенье безотрадном,
Отдавшись воле моряков,
Отплыл на транспорте громадном
От дымных английских брегов.

Тогда моя молчала лира.
Неслись мы вдаль к полярным льдам.
Три миноносца-конвоира
Три дня сопутствовали нам.

До Мурманска двенадцать суток
Мы шли под страхом субмарин —
Предательских подводных «уток»,
Злокозненных плавучих мин.

Хотя ужасней смерть на «дыбе»,
Лязг кандалов во мгле тюрьмы,
Но что кошмарней мертвой зыби
И качки с борта и кормы?

Лимоном в тяжкую минуту
Смягчал мне муки Гумилёв.
Со мной он занимал каюту,
Деля и штиль, и шторма рев.

Лежал еще на третьей койке
Лавров — (он родственник Петра),
Уютно было нашей тройке,
Болтали часто до утра.

Стихи читали мы друг другу.
То слушал милый инженер,
Отдавшись сладкому досугу,
То усыплял его размер.

Быки, пролеты арок, сметы,
Длина и ширина мостов —
Ах, вам ли до того, поэты?
А в этом мире жил Лавров.

Но многогранен ум российский.
Чего путеец наш не знал.
Он к клинописи ассирийской
Пристрастье смолоду питал.



Но вот добравшись до Мурмана,
На берег высадились мы.
То было, помню, утром рано.
Кругом белел ковер зимы.

С Литвиновской пометкой виды
Представив двум большевикам,
По воле роковой планиды
Помчались к Невским берегам…


А вот еще:

Диалог между мной и Гумилёвым по поводу моей рецензии о “Драконе”

Вера Виноградова

1 / / "С лица Земли сотру я вас / За пасквиль дерзостный, змеиный, / За описанье кос и глаз / В "Лесу" прославленной Ирины. / Насмешек я не потерплю! / Так будьте ко всему готовы: / Карьеру вашу я сгублю / Своим суровым, веским словом". / / 2 / / Этой речи грозовой вним...

Н. Гумилёв

Ирмгард Вилле

Не знаю, кто ты - набожный эстет, / Или дикарь, в пиджак переодетый. / Под звук органа или кастаньет / Слагаешь ты канцоны и сонеты? / / Что, если вдруг, приняв Неву за Ганг, / Ты на фелуке уплывешь скользящей / Или метнешь свистящий бумеранг / В аэроплан, над городом парящий....

Жрецы рифмованного слова…

Дмитрий Ясный

Жрецы рифмованного слова, / Услышьте мой печальный стон! / Стихотворенье Гумилева / Прочел я в сборнике "Дракон". / / Страшнее Гойевской химеры / С кошачьей дева головой, / Но во сто крат страшнее пэры, / Герои знати родовой. / / Они историю забыли, / Сбежались к Кругл...

Не в журнале ты совсем, а где-то…

Александр Лукич Волков

И совсем не в мире мы, а где-то / На задворках мира, средь теней... / Н. Гумилёв / / Отныне я рядом с Голлербахом печататься не буду. / (Его же слова после рецензии о "Драконе") / / Не в журнале ты совсем, а где-то / На задворках книгобытия. / Болтовню несвязную поэта / Со...

Басня

Николай Вороний

В Испании два друга меж собой / Поспорили, кому владеть арбой. / До кулаков у них дошло, до драки, / Грызутся озверело, как собаки. / Приятелю приятель / Кричит: Мошенник ты, предатель / И негодяй и вор! / / А всё им не закончить спор. / Во время этих перипетий / Юрк... И ...

Баллада об издателе

Георги Василев Динински

На Надеждинской жил один / Издатель стихов, / Назывался он господин / Блох. / Всем хорош бы... Лишь одним он был / Плох. / Фронтисписы слишком полюбил / Блох. / Фронтиспис его и погубил. / Ох! / / Труден издателя путь, и тяжел, и суров, и тернист, / А тут еще марка, ех libr...