Только спустишься вниз по скалистым отрогам…

Только спустишься вниз по скалистым отрогам
Абиссинских крутых и широких террас, —
Караванная вновь зазмеится дорога
И лиловые дали обрадуют глаз,
Баобабы, мимозы, далекие горы,
И бархана зеленый, возделанный скат.
Пятый день каравана, — теперь уже скоро, —
Сердце рабьей торговли — лесистый Ифат.
Здесь уходят тайком на заре караваны —
Европеец не должен и слышать о них, —
То уводят рабов в отдаленные страны, —
И оттуда, в оковах приводят других.
Здесь не надо трудиться совсем человеку, —
Дикий кофе повсюду свободно растет,
Бог дал людям обильную быструю реку,
А река двухаршинную рыбу дает.
Я люблю этот край, я люблю эти дали.
Я люблю вечерами сидеть у огня.
Здесь недавно еще Гумилёва встречали,
А теперь эти звезды ласкают меня.
Перед сном мой слуга, грея воду для грога,
Говорит про удава, что видел в реке,
Про найденные утром следы носорога
За излучиной низкой, на мокром песке.
А ночами, когда к моей хижине бедной
Подступают вплотную все сказки лесов, —
Нахожу я в душе смутный клад заповедный
Днем непонятых дум, неразгаданных снов…


А вот еще:

Я знаю, это тот мне напророчил…

Виктор Гофман

Я знаю, это тот мне напророчил / Мою любовь жестокую к тебе, / Чье имя стало тайной темной ночи, / Чьи песнопенья - неба голубей. / / Он завещал мне сильный, умирая, / И нежность, и томление, и страсть, / А я стою, упрямая и злая, / И не хочу к тебе, любя, припасть. / / Н...

Поминовение

Андрей Левинсон

Я напрасно ходила в болотном лесу, / Я напрасно искала на Лисьем Носу. / Ты холмом безымянным в лесу не поднялся / И жасмином цветущим не стал. / Ты в пучину морскую стрелою ворвался, / Грозный смерч над тобою восстал, / Содрогнулась гора, закричала сова, / И рябина упала в кровавых сл...

Узел

Л. Ф.

В этом круглом, белом, танцевальном зале / На полу, еще паркетном и зеркальном, / Янтари мои, как льдинки, гарцевали / И, катясь гурьбою под столы и кресла, - исчезали. / / И тогда поэты весело и дружно / На паркет ложились - янтари искали, / Как ловцы таинственных жемчужин / В безд...

Революции

Николай Сверчков

О, век Маратов и Бастилий, / Знамен и шапок алый мак! / На смену обреченных лилий / Вздымаешь ты свой дерзкий стяг. / / Идут века. Они уносят / Твои наивные мечты: / Опять, как прежде, хлеба просят / При забастовках те же рты. / / И снова улицам взмятенным / Грозит багр...

Ты грозно умер, смерть предугадав…

Ты грозно умер, смерть предугадав, - / О это лермонтовское прозренье! - / И времени стремительный удав / Лелеет каждое стихотворенье. / / И ты растешь, как белый сталагмит, / Ты - древо; опустившее над нами / Шатер ветвей, и сень его шумит, / Уже отягощенная плодами. / / ...

В затонувшей субмарине

Чжан Бинг

Облик рабский, низколобый, / Отрыгнет поэт, отринет: / Несгибаемые души / Не снижают свой полет. / Но поэтом быть попробуй / В затонувшей субмарине, / Где ладонь свою удушье / На уста твои кладет. / / Где за стенкою железной / Тишина подводной ночи, / Где во тьме, такой ...