Только спустишься вниз по скалистым отрогам…

Только спустишься вниз по скалистым отрогам
Абиссинских крутых и широких террас, —
Караванная вновь зазмеится дорога
И лиловые дали обрадуют глаз,
Баобабы, мимозы, далекие горы,
И бархана зеленый, возделанный скат.
Пятый день каравана, — теперь уже скоро, —
Сердце рабьей торговли — лесистый Ифат.
Здесь уходят тайком на заре караваны —
Европеец не должен и слышать о них, —
То уводят рабов в отдаленные страны, —
И оттуда, в оковах приводят других.
Здесь не надо трудиться совсем человеку, —
Дикий кофе повсюду свободно растет,
Бог дал людям обильную быструю реку,
А река двухаршинную рыбу дает.
Я люблю этот край, я люблю эти дали.
Я люблю вечерами сидеть у огня.
Здесь недавно еще Гумилёва встречали,
А теперь эти звезды ласкают меня.
Перед сном мой слуга, грея воду для грога,
Говорит про удава, что видел в реке,
Про найденные утром следы носорога
За излучиной низкой, на мокром песке.
А ночами, когда к моей хижине бедной
Подступают вплотную все сказки лесов, —
Нахожу я в душе смутный клад заповедный
Днем непонятых дум, неразгаданных снов…


А вот еще:

Вскормить тигренком странную мечту…

И. Кравцова

Вскормить тигренком странную мечту, / Ей подчинив и мысли, и поступки: / Взглянуть в зияющую пустоту, / И жизнь, и смерть смешав в кипящем кубке. / / Любить не с бледной верой в красоту - / С победным гимном страсть впитать, как губка. / Погибнуть офицером на посту, / В последний ра...

Я люблю безнадежный покой…

С. Ильинская

Я люблю безнадежный покой, / В октябре - хризантемы в цвету, / Огоньки за туманной рекой, / Догоревшей зари нищету... / Тишину безымянных могил, / Все банальности "Песен без слов", / То, что Анненский жадно любил, / То, чего не терпел Гумилёв.

Ликование вечной, блаженной весны…

С. Шиндин

Ликование вечной, блаженной весны, / Упоительные соловьиные трели / И магический блеск средиземной луны / Головокружительно мне надоели. / / Даже больше того. И совсем я не здесь, / Не на юге, а в северной царской столице. / Там остался я жить. Настоящий. Я - весь. / Эмигрантская бы...

Чья не пылью затерянных хартий…

О. Шиндина

Чья не пылью затерянных хартий, - / Солью моря пропитана грудь. / Ник. Ст. Гумилёв. Капитаны / / Сказочные годы, люди были... / Оторвавшись от Большой земли, / Уходили в море, бороздили / В океанах волны корабли. Были их водители из кремня, / С поступью пантеры и царей; / Не томи...

Н. С. Гумилёву

Георгий Косиков

Как валежник, сухие годы / Под ногою хрустят мертво, / Волчьей ягодою невзгоды / Обвивают истлевший ствол. / / И сквозь голые сучья небо - / Словно треснувшая слюда. / Всё чужое: краюха хлеба, / Сеновал, скамья и вода. / / Дай мне руку! Как никогда ты / Мне, учитель, нужен се...

Царскосельский сон

А. Михайлов

В пустынных парках Царского Села / Бредет, стеня, осеннее ненастье... / Мне страшно здесь! Здесь юность солгала, / Растаяв первым и последним счастьем; / / Здесь призраки свиданья длят свои, / Здесь мертвецы выходят из могилы, / Здесь ночью гимназиста лицеист / Целует в окровавленны...