Гумилёв — футурист?

Источник:
  • Поэзия и живопись : Сборник трудов памяти Н. И. Харджиева - М. : Языки русской культуры, 2000. - С. 509-511
теги: стихи, футуризм, рисунки

В бумагах Глеба Петровича Струве в Гуверовском архиве (Стенфорд, США) хранится копия листка с портретом неизвестного мужчины, со стихоподобным текстом неустановленного автора и с развернутой сигнатурой Н. Гумилева:

Н Гумилев
Шарантон
близь Парижа
Франция
Эпохи первой Республики


Этот не оставляющий текстологических недоумений инскрипт объясняет происхождение документа — копия листка, присланного М. Ф. Ларионовым Глебу Струве в дополнение информации, сообщенной ранее в письмах художника к историку литературы — о парижском эпизоде биографии Гумилева 1917 г.

Поэтому представляется, что мужчина на портрете — Михаил Ларионов на фоне титульного объекта его эстетической программы, т. е. лучей.

Стихообразный столбец — это, можно полагать, написанное Гумилевым экспромтное упражнение в жанре зауми, подшучивающее над соратниками Ларионова, главный из которых назван в первой строке — Алексей Крученых:

КРУ
мама
би
послезавтра
нерепь <?>
о я,
нет
нет
о я
я! <?>

Это не самый удачный экспромт — пародия по схеме «футуристы — безумцы» (что и подчеркнуто указанием на Шарантон эпохи его знаменитых пациентов) — все же, думается, хранит память о предшествовавшем эпизоде: в апреле 1913 г., отправляясь на пароходе к африканским берегам, Гумилев, как известно из его письма к Ахматовой, пытался написать стихотворение в духе группы «Гилея», вынужден был сознаться в своей неудаче и тем самым повысить степень своей предельно осторожной полусимпатии к кубофутуристам. Налет неудачи сохранился на второй, парижской попытке, но этот листочек еще раз обращает наше внимание на осознававшуюся самим Гумилевым связь поэзии с изобразительным искусством — в 1917 г. в Париже и Лондоне он раздумывал над этой связью с оглядкой на восточную поэзию.

Корректурное дополнение.
За время прохождения настоящего сборника к типографскому станку этот портрет М. Ф. Ларионова с атрибуцией Н. Гумилеву и с несколько иной транскрипцией был опубликован Андреем Устиновым (A sense of Peace. Tsarskoe Selo and its Poets. Ed. by Lev Loseff and Barry Scherr. Columbus, Ohio, 1993. PP. 305—306).