О Гумилёве… / Стихи

София Андреевна Абаза

Поэт на войне. Николай Гумилёв. 1914-1918

Поэт на войне. Николай Гумилёв. 1914-1918Книга представляет собой документальную хронику, подробно рассказывающую о четырёх годах, проведённых русским поэтом Николаем Гумилёвым на фронтах Первой мировой войны. Повествование, основанное на многочисленных, часто уникальных документах из отечественных и зарубежных архивов, существенная часть которых публикуется впервые, буквально по дням воссоздаёт малоизученную военную биографию выдающегося поэта, по-новому освещает и проясняет её эпизоды. Автором прослежен весь фронтовой путь Гумилёва - первый год войны, проведённый на фронтах Литвы, Польши, Украины, Австро-Венгрии и Белоруссии в составе Уланского полка, служба в Гусарском полку в Латвии, а затем в Экспедиционном корпусе в 1917-1918 годах в Англии и во Франции.
Это одна из последних книг, которую на протяжении нескольких лет готовил Станислав Стефанович Лесневский, но издать её не успел. Его не стало 18 января 2014 года. Но эту книгу должны увидеть все те, кого интересует русская история, русская литература и Николай Гумилёв.
теги: война, Англия, Лондон

(Отрывок из книги)

Среди последних записанных в альбом Струве стихотворений есть еще одно, никак не связанное с Парижем и не вошедшее в цикл «К синей звезде».


Скорее всего, как и «Приглашение в путешествие», оно было впервые написано в Лондоне и первоначально обращено к конкретному лицу. Глеб Струве, комментируя альбомное стихотворение, упоминает другой его вариант, впервые опубликованный в газете «Возрождение» ко дню рождения поэта, 4 апреля 1929 года, в № 1402 под рубрикой «Литература, критика и искусство»: «Неизвестное стихотворение Гумилёва. Посвящается С. А. Абаза». Как ошибочно утверждал Г. Струве, стихотворение посвящено дочери графа А. К. Бенкендорфа, бывшего до революции российским послом в Англии. Вот этот не «альбомный», газетный вариант, с посвящением:

С. А. Абаза

Среди бесчисленных светил
Я вольно выбрал мир наш строгий
И в этом мире полюбил
Одни веселые дороги.
Когда нежданная тоска
Мне тайно в сердце закрадется,
Я посмотрю на облака,
И сердце сразу засмеется.
Когда лукавый женский взгляд
Меня встревожит ночью марта,
То не стихи меня целят —
Географическая карта.
И если иногда мне сон
О милой родине приснится,
Я так безмерно удивлен,
Что сердце начинает биться.
Все это было так давно
И где-то там, за небесами...
Куда мне плыть, не все ль равно,
И под какими парусами.

Лондон 1918 г.

В газете в редакционной заметке сказано: «Написано экспромтом за несколько дней до отъезда в Россию в квартире С. А. Абаза». Это прекрасное автобиографическое стихотворение — вещественное свидетельство визита Гумилёва в семью Абаза. Не случаен в нем «географический уклон», появление «географической карты», все очень соответствует Гумилёву: весь земной шар — его, и он сам вольно выбирает только «веселые» (любимое слово!) дороги, все равно — куда. Но сердце сжимается, ведь при внешней браваде — смятение, тревога и Россия в душе. Зачин из И. Анненского («Среди миров, в мерцании светил…» — И. Анненский «Среди миров»), а конец — Пушкин («Плывет. Куда ж нам плыть?..» — концовка стихотворения А. Пушкина «Осень»). И нет выбора — только одна дорога всерьез, другие же — прекрасны, но о них можно только мечтать. Через несколько дней он отплыл в Россию и более никуда из нее не выезжал.

Был ли это экспромт? Возможно, а может быть, и «подготовленный» экспромт, ведь вариант этого стихотворения записан в альбом Струве, правда, в числе последних (Прил. 3, № 68). Тем более что повод для того, чтобы подарить стихотворение малознакомой женщине, был. В альбомном стихотворении и во всех последующих перепечатках отсутствуют третья строфа с «географической картой» и имеются разночтения.

Стихотворение это обращено к Софье Андреевне Абаза (23.05.1882 — 25.05.1936), урожденной графине Бобринской. Софья Андреевна жила в Петербурге, была фрейлиной Их Имп. Вел. и почетным попечителем женской гимназии, учрежденной А. И. Болсуновой (Петроградская сторона, Большой пр., 29, угол Введенской). Ее родители: отец Андрей Александрович Бобринский (30.04.1859 — 4.10.1930) и мать Елена Петровна Бобринская, урожденная Шувалова (11.08.1864 — 16.09.1932). Мать была родной сестрой жены А. К. Бенкендорфа Софьи Петровны Бенкендорф, урожденной Шуваловой (1837 — 1928). То есть Софья Абаза была не дочерью посла А. К. Бенкендорфа, как утверждал Г. Струве, а его племянницей.

У Софьи был младший брат Петр Андреевич Бобринский. Для нас важно то, что П. А. Бобринский был поэтом и с Гумилёвым знаком еще по Петербургу. В журнале «Аполлон» (№ 6. 1912) Гумилёв в «Письмах о русской поэзии» поместил рецензию, правда не слишком лицеприятную, на его первый стихотворный сборник: Граф Петр Бобринский. Стихи. СПб., 1912. В 1915 году он выпустил второй стихотворный сборник «Пандора», но его Гумилёв, скорее всего, даже не видел, так как был на войне.

Думаю, что Петр Бобринский был незлопамятен, да и сам он себя не считал большим поэтом. В 1929 году он работал секретарем в редакции газеты «Возрождение», и, видимо, именно он принес в редакцию листок с написанными 11 лет назад стихами, посвященными его сестре, где их и напечатали ко дню рождения трагически погибшего поэта.

Посвященное С.А. Абаза стихотворение лишено чувственности, которой наполнено «Приглашение в путешествие», обращенное к любимой женщине. Это, скорее, исповедь перед тем, как одному отправиться в неизвестное, потому вместо «мы» — только «я». И это понятно, ведь Софья Андреевна была давно замужем, и познакомил ее с поэтом муж, служивший вместе с Гумилёвым в русских правительственных учреждениях в Лондоне.

15 апреля 1912 года на Украине, в имении Смела, Черкасского уезда, Киевской губернии, она вышла замуж за Александра Алексеевича Абаза, который был на пять лет моложе нее, он был ровесником Гумилёва. Близок был А.А. Абаза и к К.Д. Набоков у, который вспоминал его в своей мемуарной книге как «лейтенант Абаза — светлейший образец самозабвенного патриотизма». Так что как общее «морское» прошлое, плаванье по Средиземному морю, так и возможное предстоящее сотрудничество, связанное с возвращением Гумилёва в Россию, могли сблизить двух офицеров, и А. А. Абаза пригласил Гумилёва к себе в дом, уютный особнячок, располагавшийся в Лондоне по адресу: Авеню Роуд, 85 (London, 85, Avenue Road N.W.). Там он познакомил поэта с женой Софьей Андреевной, которая вряд ли в это время, в марте 1918 года, могла выходить из дома. К моменту их знакомства у нее уже родилось трое сыновей: старший Александр (1.07.1913–22.03.1977, имел четырех детей), средний Андрей (1915–1999, был переводчиком, имел одного ребенка), оба родились в родовом имении Смела на Украине, и младший, родившийся уже в Лондоне Владимир (29.03.1917, Лондон — 2004), был коммерческим директором, имел четырех детей. А буквально за неделю до отъезда Гумилёва в Россию произошло пополнение семейства, с чем Гумилёв мог успеть их поздравить: 2 апреля 1918 года у Софьи родился четвертый сын Петр (2.04.1918–1971, был английским летчиком, имел двух сыновей, есть внуки). Возможно, специально написанное, посвященное С. А. Абаза стихотворение и было таким подарком к предстоящему рождению ребенка, которое она, через своего брата, опубликовала в газете «Возрождение». Ведь в публикации было сказано, что «написано экспромтом за несколько дней до отъезда в Россию в квартире С. А. Абаза». И это была на самом деле, в отличие от «Приглашения в путешествие», первая публикация ставшего столь знаменитым стихотворения, которое не только читают, но и поют.

…Попытаемся представить себе, как могла произойти их встреча и знакомство в марте, о чем они могли говорить. В Лондоне ранней весной 1918 года, по словам Анрепа, Гумилёв редко улыбался. Очень одиноко, тревожно и плохо ему было: «Некому руку подать». Сослуживцы не понимали его и смеялись над рассказами об Абиссинии, как когда-то в Петербурге собратья-литераторы. Анреп сочувствовал, но не понимал. Этот же его настрой подметил и описал в своем романе Н. М. Губский. Возможно, только К. Д. Набоков и понял его. Он никому не писал — о чем? Да и смысла не было. В любую минуту могло все измениться.

В конце марта, после подписания Брестского мира, Русский правительственный комитет прекратил свою деятельность, вовсю работала ликвидационная комиссия. Надо собираться домой.

Именно в это время хороший знакомый, даже друг К. Набокова, помощник военно-морского атташе А. А. Абаза пригласил Гумилёва к себе домой. Он знал, что тот на днях уезжает в Россию, в Петербург, и возможно, его жена хотела бы что-то передать с ним родителям, ибо почте уже давно никто не доверял — послания терялись или шли месяцами. Они пришли в уютный особнячок, где А.А. Абаза представил его жене как офицера и поэта, возвращающегося в Петербург.

— Вы из Петербурга?

— Почти, хотя не люблю этот город, как, впрочем, и все другие крупные города — искусственные нагромождения камней — они давят и мешают увидеть небо, звезды, облака, а ведь я поэт. Даже в лучшем из них — Париже я искал уединение в глубине садов или парков, ближе к природе.

— Я Вас очень понимаю, и мне это близко.

— Вообще, я — царскосел. У нас там был свой дом. Я учился в гимназии у И. Ф. Анненского . Вы бывали в Царском? Ах, Вы фрейлина! Я видел императрицу и ее дочерей — Анастасию и Ольгу, когда лечился в 1915 году в госпитале. С тех пор я не был в Царском.

— А там кто-то из Ваших близких остался?

— Нет. Дом, видимо, разорен. Такие времена. Все мужчины были на войне — брат, племянник, где они сейчас, не знаю. Отец давно умер. Женщины и мой маленький сын — в родовом имении в Тверской губернии. Что с ними — не знаю.

— Мой младший брат тоже воевал.

— Где он сейчас?

— Кажется, в Персии. Да Вы, может быть, и знаете его. Ведь он у нас поэт, и Вы писали в «Аполлоне» о его первом сборнике стихов в 1912 году.

Его зовут Петр Андреевич Бобринский.

— О! Кажется, помню. Но 1912! Ведь это было так давно и где-то там за небесами. Я был в Италии с Ахматовой, а потом у нас родился сын, и я написал кучу стихов об Италии.

— А у нас в том году была свадьба, и сейчас я жду четвертого ребенка. А Вы так любите Италию? Мой брат неоднократно там бывал, и его все время снова тянуло туда.

— Ах, нет! Я был всего один раз и просто как турист, по обычному маршруту. Да, я был восхищен, конечно, и стихи писались сами. А о любимых местах, где я жил и хорошо их знаю, я писал или мало, или вообще ничего.

Грузия, Франция, да и Россия. Знаете, я только в прошлом году во Франции почувствовал себя русским поэтом — вспомнил детство, маленький городок Бежецк, близ которого наше имение, даже Петербург. Вообще, русскую жизнь, от которой я всегда бежал.

— Куда же?

— Все равно куда. После поэзии я больше всего люблю путешествовать или хотя бы мечтать о разных странах. Ведь это близко — география и поэзия, верно ведь? Я с детства любил географические карты, особенно старые. Я «побывал» в Америке с Колумбом, грезил о Китае. Но по-настоящему узнал только Абиссинию. Когда-то она исцелила меня от почти смертельной раны, нанесенной женщиной. Этой стране отдано мое сердце. Я возвращался туда, и она становилась мне все ближе и родней. Как бы я хотел вновь вдохнуть ее сладкий вольный воздух, погрузиться в простой быт естественных людей, стряхнуть канцелярскую пыль, забыть все горести и унижения последних лет. Но моя судьба — Россия. Я должен быть дома.

— Должен?

— Нет выбора. Война окончена. Я выполнил свой долг до конца. Но я не профессиональный военный, я поэт, русский поэт, я знаю только язык Пушкина. Кому я здесь нужен? И что я здесь?

— А Вы знаете, что творится на родине?

— Я не мальчик. На днях мне исполнилось 32 года, в сущности возраст Христа . Я ко всему готов. Пусть даже смерть — но дома. Ведь умереть не страшно, раз умерли Мария и Христос. Будь что будет. Но хватит о грустном. Хотите я напишу Вам в память нашей встречи что-нибудь?

— Конечно, буду благодарна.

— Был счастлив познакомиться с Вами. До встречи в России, в Петербурге.

— Непременно…

Был ли такой разговор? Не знаю. Но уверен, что где-то до сих пор хранится листочек со стихами, в которых поэта манила и лечила «географическая карта»… Как и после Софьи Ренненкампф, у Софьи Абаза в Париже осталось много родственников, и у кого-то из них, как мне кажется, хранятся семейные реликвии…

Материалы по теме:

Стихотворения


Рейтинг@Mail.ru