Жизнь расстрелянного поэта

теги: исследования, книги, Владимир Полушин

Сегодня имя Николая Гумилёва не нуждается ни в каких эпитетах. И это во многом заслуга тех, кто во времена гонений и запретов на великого русского поэта хранил его книги, собирал по архивам и спецхранам различные сведения без всякой надежды когда-либо это всё опубликовать.

Одним из таких энтузиастов был ныне известный в нашей стране исследователь творчества Николая Гумилёва – поэт Владимир Полушин. Он не только собирал по крупицам материалы, связанные с творчеством и памятью Гумилёва, но и одним из первых в нашей стране с младшим сыном Николая Степановича – Орестом Николаевичем Высотским проводил в Тирасполе, ныне столице Приднестровья, Гумилёвские праздники.

Именно там, на юге нашей бывшей единой страны, вышел первый внушительный том сочинений Гумилёва «Золотое сердце России» тиражом 150 тысяч экземпляров. Но и этого тиража оказалось мало для бывшего СССР. Издание было повторено. Составителем, автором предисловия и научного аппарата выступил Владимир Полушин. А семейные воспоминания дал для книги Орест Высотский.
В Тирасполе вышла впервые после запретов и книга прозы Гумилёва «Тень от пальмы». Её также подготовил и снабдил всеми необходимыми комментариями и вступительной статьёй Владимир Полушин.

В московском издательстве «Советская Россия» в известной и популярной серии «Русские дневники» Владимир Полушин подготовил ещё одно издание – дневники, письма и записки поэта с подробным научным комментарием. Ознакомившись с рукописью, последний классик Серебряного века Л.М. Леонов написал два слова: «Надо издать».

Книга вышла в 1991 году большим тиражом и разошлась так быстро, что пришлось допечатывать еще 50 тысяч экземпляров. Книга быстро стала библиографической редкостью.

Наконец в 2004 году появилась уникальная книга Владимира Полушина – подробная Гумилёвская энциклопедия, охватывающая почти 300 лет рода Гумилёвых. «Литературная газета» в минувшем году писала о значении для русской словесности этого энциклопедического издания, поэтому не буду останавливаться на нём подробно. Скажу лишь, что сегодня энциклопедия является незаменимым справочным изданием для всех, кто обращается к творчеству великого русского поэта.

И вот совсем недавно «Молодая гвардия» в известной серии «Жизнь замечательных людей» выпустила солидный том Владимира Полушина: «Николай Гумилёв: жизнь расстрелянного поэта». Книга была написана автором ещё в 2001 году и наконец увидела свет. Пожалуй, это первая научно обоснованная (на большом документальном материале) биография Николая Степановича Гумилёва.
Автор проделал большую работу, для того чтобы огромное количество документов, воспоминаний современников, исторических фактов, хроник и других документов выстроить в легкочитаемый рассказ о великом романтике и рыцаре Серебряного века. И это было, наверное, самым трудным, так как за минувшие десятилетия имя Гумилёва было окутано и опутано самыми разнообразными небылицами. Чего стоят, например, «воспоминания» Ирины Одоевцевой, которая через много, много лет приводила диалоги на целые страницы. Это с её лёгкой руки (или нелёгкой) поддерживалась байка, будто Гумилёв занимался подпольной работой в условиях красного Петрограда. Хотя известно, что он говорил Немировичу-Данченко о том, что большевики пришли, к сожалению, надолго и всякое выступление будет только лить воду на их мельницу.

Именно благодаря этим небылицам, опубликованным на Западе во времена хрущёвской оттепели, уже набранную книгу стихов Гумилёва приказали рассыпать.

Сын Павла Лукницкого (первого биографа поэта) Сергей Лукницкий (профессиональный юрист) провёл тщательное расследование и пришёл к выводу, что Гумилёв ни в каком заговоре участвовать не мог. Это следует из его же дела, хранящегося сегодня в архиве ФСБ. Да и само дело о Петроградской боевой организации было «сработано» наспех чекистами – многие «подельники» никогда друг друга в лицо не видели и ничего не знали об этой псевдоорганизации.

Владимир Полушин на основании тщательного изучения документов развенчивает многие бытовавшие «мифы» прошлых лет. Например, бытовала легенда, будто Ленин, узнав о предстоящем расстреле поэта, послал телеграмму, чтобы его отменить. Но якобы она задержалась, и Гумилёва расстреляли. На самом деле Ленин ничего не предпринял для того, чтобы остановить это убийство. Из приведённого в книге документа вы узнаете, что он не просто знал, но и благословил (если уместно это слово) эту казнь.
Автор книги называет и более вероятное место расстрела поэта, и это совсем не Ирининская дорога, как утверждала Анна Ахматова. Полушин пишет: «Судя по тому, где в то время проводились расстрелы, более реальным местом следует считать территорию Ржевского артиллерийского полигона, выходившего к Рябовскому шоссе». Называет автор и имена истинных убийц поэта: «25 августа Николай Степанович Гумилёв был безвинно убит Петроградским ЧК, действовавшим по наущению Якова Сауловича Агранова в соответствии с заповедями «красного террориста» Лациса, писавшего сотрудникам ЧК ещё в 1918 году: «При осуществлении красного террора – не ищите данных в следственном материале, не ищите преступления словом или делом, а спрашивайте, к какому классу и воспитанию принадлежит обвиняемый. В этом весь смысл красного террора. Ибо мы ведём борьбу против класса, а не против отдельных личностей». Следователь Якобсон и не искал никакой вины. Одной его подписи синим карандашом хватило, чтобы приговорить великого русского поэта к расстрелу.

Конечно, Гумилёв не любил большевиков, но он не опустился до уровня бессмысленных прокламаций. Он писал стихи, он творил литературу будущего. И об этом автор убедительно пишет в своей книге. Гумилёв писал тайнописью о своём жестоком и варварском времени, но такой, что только сегодня его исследователи начинают её понимать и расшифровывать. Вот что пишет автор о втором прочтении известной гумилёвской сказки «Дерево превращений»: «Гумилёв не только приспособил сказку к детскому восприятию, он написал её так, что читать и смотреть её могли как взрослые, так и дети. (...) И если прочесть сказку под углом зрения происходящих в стране событий, то все сатанинские козни приобретают вполне документальную основу дальнейших превращений в жизни России после 1917 года...»

Точно так же раскрывает автор тайнопись знаменитого «Шатра» Гумилёва.

Вообще читатель, интересующийся судьбой и творчеством Николая Степановича Гумилёва, найдёт много очень ценного для себя. Он побывает и в тверской усадьбе Львовых-Гумилёвых – Слепнёве, и в Тбилиси, и в Париже, и в Италии, и, конечно, в чёрной Абиссинии. Переживёт вместе с автором военные баталии Первой мировой войны и узнает, как юноша, мечтавший о пути конквистадора, станет легендарным уланом и потом гусаром (чью грудь, не тронутую вражьей пулей, тронут дважды Георгиевские кресты), а затем бессмертным русским поэтом.

Мне особенно близки те главы, которые относятся к истории слепневской усадьбы (в книге этому уделено достаточно много места): ведь я учился в школе, располагавшейся в доме Львовых-Гумилёвых. Даже на примере этих глав я вижу, какую большую поисковую работу провёл автор, как он тщательно изучил все сохранившиеся документы и предания нашей старины глубокой.