Из архивных разысканий: набросок «План анализа стихотворения» Н. Гумилёва

Источник:
  • Литературоведческий сборник. – Д.: ДонНУ, 2008. – Вип. 35-36. – С. 72–76.
теги: стихи, анализ

В статье проанализирована неопубликованная рукопись Н. Гумилёва «План анализа стихотворения», сопоставление которого с уже известными работами поэта позволяет утверждать, что эволюция его теоретических и критических взглядов происходила последовательно. Развернутое изложение пунктов этого плана в разных по времени и жанру текстах поэта свидетельствует о целостности его мировосприятия.

Для литературного процесса ХХ века важна проблема взаимодействия в творчестве одного художника научного, литературно-критического и ассоциативного типов мышления. Развивая такие «гибридные» формы, как художественная (поэтическая) критика, научная (филологическая) поэзия, «жизнетворчество», поэты Серебряного века воплотили в своем художественном опыте стратегию целостного бытия в искусстве. Н. Гумилёв является одним из наиболее последовательных выразителей этой стратегии. Он предвосхищает стремление к объединению художественного творчества и рассуждений о нем. Его построения можно соотнести как с литературно-критическим творчеством поэтов, так и с научными концепциями.

Но, несмотря на важность изучения этого аспекта творчества Н. Гумилёва, наброски, планы, лекции и рукописи Н. Гумилёва по теории стиха остаются малоисследованными. Некоторые из них не опубликованы, не введены в научный оборот. Их систематизация и анализ, сопоставление с реализованными замыслами, статьями и высказываниями позволит заполнить «белое пятно» в творчестве Н. Гумилёва-теоретика 20-х годов.

Среди неопубликованных работ Н. Гумилёва - хранящаяся в рукописном отделе ИРЛИ рукопись части трактата «Теория интегральной поэтики».

Это - беловая рукопись раздела «Фонетика» [1, л.1-5] и неозаглавленный план [1, л.6], который, судя по содержанию, представляет собой план анализа стихотворений.

План открывается пунктом «Слово», что уже можно считать традиционным для Н. Гумилёва в нескольких смыслах.

Во-первых, он начинает свои статьи о фонетике и о драме с «элементарных частиц». Для фонетики это был слог [см. 1], для драмы - слово и жест [см. 2]. Для поэзии это, естественно, слово. (Ср.: «постижение «тайны» мироздания ассоциируется в сознании поэта со «странствием, перемещением» - теперь уже чисто духовным - от «внешнего» к «внутреннему», от «простого» к «сложному»» [3, c.16]).

Во-вторых, акмеистическое течение провозгласило бережное отношение к слову и, в-третьих, Н. Гумилёв в своих стихах напомнил, что «вначале было Слово». В дневнике А. Блока, который составил конспект выступления Н.Гумилёва об О. Мандельштаме на вечере в Клубе поэтов в 1920г., цитируется то, что Н. Гумилёв говорил: «Вначале было Слово, из Слова возникли мысли, слова, уже не похожие на Слово, но имеющие, однако, источником Его; и все кончится Словом - все исчезнет, останется одно Оно» [цит. по 4, т.3, с.297].

В этом, первом, пункте он рассматривает три стороны слова: жест, графику и звук. Под жестом (правда, в стихотворении, а не в слове) Н. Гумилёв понимал такой «подбор гласных и согласных звуков, ускорений и замедлений ритма, что читающий невольно становится в позу его героя, перенимает его мимику и телодвижения и, благодаря внушению своего тела, испытывает то гармонии своего стиха, а от его графического изображения» [4, же, что сам поэт» [4, т.3, с.10]. Продолжить можно словами А. Толстого, с которым Н. Гумилёв тесно общался в период 1909-1910гг. «Происхождение языка берет начало от звукового выражения жеста <...> Каждое слово в языке, каждое понятие таят образ и связанное с ним психическое движение, так или иначе сигнализирующее физическому жесту» [5, т.10, с.260].

По поводу «графики и звука» можно вспомнить следующее высказывание Н. Гумилёва: «В <…> Греции поэты не писали свои произведения, а пели их <…> и не очень стремились украшать <…> В Китае <…> художник имел в своем распоряжении и шелк, и фарфор, и бумагу, превосходящую их по прелести; там поэт рано научился испытывать наслаждение не от т.3, с.335]. Сам же Н. Гумилёв стремился к соединению формы и содержания, полагая, что в слове все части должны быть равноправными. Именно поэтому он показывает греческое и китайское искусство как две крайности, тенденции которых следует объединить.

Пункт второй - «Поэзия: ее ритм». Прежде всего, стоит отметить, что для Н. Гумилёва поэзия - это «один из способов выражения своей личности и проявляется при посредстве слова, единственного орудия, удовлетворяющего ее потребностям» [4, т.3, с.20]. О ритме он говорил: «Ощущая себя явлениями среди явлений, мы становимся причастны мировому ритму, принимаем все воздействия на нас и, в свою очередь, воздействуем сами...» [4, т.3, с.18]. Поэтому ритм поэтический был очень важен для Н. Гумилёва как средство выражения, воплощения образов, а также как средство воздействия на читателя, которым он стремился пользоваться сознательно.

Третий пункт - «Метод описательный и исторический». Вероятно, имеются в виду методы исследования или прочтения стихотворения.

В четвертом пункте рассматриваются два момента описательного метода: стихотворения и создания его. Таким образом, учитывается не только само стихотворение, но и то, что читатель «становится как бы написавшим данное стихотворение <...> Он переживает творческий миг во всей его сложности и остроте, он прекрасно знает, как связаны техникой все достижения поэта» [4, т.3, с.23].
Далее следует рассмотрение стихотворения с четырех точек зрения (т.е. «Анатомия стихотворения»), разделение фонетики на метрику, ритмику, евфонию и рифмологию, а также пункты, освященные в §§ 7-16 рукописи «Фонетика» и характеристика разных типов стихосложения.

Таким образом, несомненная важность данного наброска заключается в том, что он позволяют проследить направление работы Н.Гумилёва, развитие его теоретических взглядов. Сопоставление с уже известными работами позволяет утверждать, что на самых ранних этапах творчества поэт уже придерживался «Теории интегральной поэтики» при создании и анализе поэтических произведений. Мы видим, что его теоретические взгляды с течением времени развивались последовательно. Тот факт, что развернутое изложение пунктов данного плана можно найти в разновременных и разноплановых текстах Н. Гумилёва, свидетельствует о целостности его мировоззрения.

Цитированная литература:

1. Гумилёв Н. С. Фонетика. - ИРЛИ - Р. I. - Оп. 5 - № 492. - 7 л.

2. Гумилёв Н. С. План статьи «Драматургия». Программа статьи для сборника «Поэтика». - ИРЛИ - Р. I - Оп.5 - № 493. - 2 л.

3. Зобнин Ю. В. Странник духа (о судьбе и творчестве Н. С. Гумилёва) // Н.С. Гумилёв: pro et contra: Личность и творчество Н. Гумилёва в оценке рус. мыслителей и исследователей. - СПб., 1995. - (Русский путь). - С. 5-52.

4. Гумилёв Н. С. Сочинения: В 3 т. - М., 1991.

5. Толстой А. Н. Собр. сочинений в 10 т. - М., 1958-1961 гг.