Пятистопные ямбы

  • Дата написания:
М. Л. Лозинскому

Я помню ночь, как черную наяду,
В морях под знаком Южного Креста.
Я плыл на юг; могучих волн громаду
Взрывали мощно лопасти винта,
И встречные суда, очей отраду,
Брала почти мгновенно темнота.

О, как я их жалел, как было странно
Мне думать, что они идут назад
И не остались в бухте необманной,
Что дон Жуан не встретил донны Анны,
Что гор алмазных не нашел Синдбад
И Вечный Жид несчастней во сто крат.

Но проходили месяцы, обратно
я плыл и увозил клыки слонов,
Картины абиссинских мастеров,
Меха пантер — мне нравились их пятна —
И то, что прежде было непонятно, —
Презренье к миру и усталость снов.

Я молод был, был жаден и уверен,
Но дух земли молчал, высокомерен,
И умерли слепящие мечты,
Как умирают птицы и цветы.
Теперь мой голос медлен и размерен,
Я знаю, жизнь не удалась... и ты,

Ты, для кого искал я на Леванте
Нетленный пурпур королевских мантий,
Я проиграл тебя, как Дамаянти
Когда-то проиграл безумный Наль.
Взлетели кости, звонкие, как сталь,
Упали кости — и была печаль.

Сказала ты, задумчивая, строго:
«Я верила, любила слишком много,
А ухожу, не веря, не любя,
И пред лицом Всевидящего Бога,
Быть может, самое себя губя,
Навек я отрекаюсь от тебя».

Твоих волос не смел поцеловать я,
Ни даже сжать холодных, тонких рук,
Я сам себе был гадок, как паук,
Меня пугал и мучил каждый звук,
И ты ушла, в простом и темном платье,
Похожая на древнее Распятье.

То лето было грозами полно,
Жарой и духотою небывалой,
Такой, что сразу делалось темно
И сердце биться вдруг переставало,
В полях колосья сыпали зерно,
И солнце даже в полдень было ало.

И в реве человеческой толпы,
В гуденье проезжающих орудий,
В немолчном зове боевой трубы
Я вдруг услышал песнь моей судьбы
И побежал, куда бежали люди,
Покорно повторяя: «Буди, буди».

Солдаты громко пели, и слова
Невнятны были, сердце их ловило:
«Скорей вперед! Могила так могила!
Нам ложем будет свежая трава,
А пологом — зеленая листва,
Союзником — архангельская сила».

Так сладко эта песнь лилась, маня,
Что я пошел, и приняли меня,
И дали мне винтовку и коня,
И поле, полное врагов могучих,
Гудящих грозно бомб и пуль певучих,
И небо в молнийных и рдяных тучах.

И счастием душа обожжена
С тех самых пор; веселием полна,
И ясностью, и мудростью, о Боге
Со звездами беседует она,
Глас Бога слышит в воинской тревоге
И Божьими зовет свои дороги.

Честнейшую честнейших херувим,
Славнейшую славнейших серафим,
Земных надежд небесное Свершенье
Она величит каждое мгновенье
И чувствует к простым словам своим
Вниманье, милость и благоволенье.

Есть на море пустынном монастырь
Из камня белого, золотоглавый,
Он озарен немеркнущею славой.
Туда б уйти, покинув мир лукавый,
Смотреть на ширь воды и неба ширь...
В тот золотой и белый монастырь!


Материалы к стихотворению:

Стихотворения


А вот еще у Гумилёва:

Франции

Франция, на лик твой просветленный / Я еще, еще раз обернусь, / И, как в омут, погружусь, бездонный, / В дикую мою, родную Русь. Ты была ей дивною мечтою, / Солнцем стольких несравненных лет, / Но назвать тебя своей сестрою, / Вижу, вижу, было ей не след. Только небо в заревых багрянца...

Хиромант, большой бездельник…

Хиромант, большой бездельник, / Поздно вечером, в Сочельник / Мне предсказывал: "Заметь: / Будут долгие недели / Виться белые метели, / Льды прозрачные синеть. Но ты снегу улыбнешься, / Ты на льду не поскользнешься, / Принесут тебе письмо / С надушенною подкладкой, / И на нем сияе...

Канцона

Храм Твой, Господи, в небесах, / Но земля тоже Твой приют. / Расцветают липы в лесах, / И на липах птицы поют. Точно благовест Твой, весна / По веселым идет полям, / А весною на крыльях сна / Прилетают ангелы к нам. Если, Господи, это так, / Если праведно я пою, / Дай мне, Господи,...

Отрывок

Христос сказал: убогие блаженны, / Завиден рок слепцов, калек и нищих, / Я их возьму в надзвездные селенья, / Я сделаю их рыцарями неба / И назову славнейшими из славных... / Пусть! Я приму! Но как же те, другие, / Чьей мыслью мы теперь живем и дышим, / Чьи имена звучат нам, как призыв...

Отказ

Царица - иль, может быть, только печальный ребенок, - / Она наклонялась над сонно-вздыхающим морем, / И стан ее стройный и гибкий казался так тонок, / Он тайно стремился навстречу серебряным зорям. Сбегающий сумрак. Какая-то крикнула птица, / И вот перед ней замелькали на влаге дельфины. / ...

Дагомея

Царь сказал своему полководцу: "Могучий, / Ты высок, точно слон дагомейских лесов, / Но ты все-таки ниже торжественной кучи / Отсеченных тобой человечьих голов. "И, как доблесть твоя, о, испытанный воин, / Так и милость моя не имеет конца. / Видишь солнце над морем? Ступай! Ты достоин / ...

Царь, упившийся кипрским вином…

Царь, упившийся кипрским вином / И украшенный красным кораллом, / Говорил и кричал об одном, / Потрясая звенящим фиалом. "Почему вы не пьете, друзья, / Этой первою полночью брачной? / Этой полночью радостен я, / Я - доселе жестокий и мрачный. Все вы знаете деву богов, / Что владела б...

Роза

Цветов и песен благодатный хмель / Нам запрещен, как ветхие мечтанья. / Лишь девственные наименованья / Поэтам разрешаются отсель. Но роза, принесенная в отель, / Забытая нарочно в час прощанья / На томике старинного изданья / Канцон, которые слагал Рюдель, - Ее ведь смею я почтить сон...

В саду

Целый вечер в саду рокотал соловей, / И скамейка в далекой аллее ждала, / И томила весна... Но она не пришла, / Не хотела, иль просто пугалась ветвей. Оттого ли, что было томиться невмочь, / Оттого ли, что издали плакал рояль, / Было жаль соловья, и аллею, и ночь, / И кого-то еще было т...