Египет

  • Дата создания:

Как картинка из книжки старинной,
Услаждавшей мои вечера,
Изумрудные эти равнины
И раскидистых пальм веера.

И каналы, каналы, каналы,
Что несутся вдоль глиняных стен,
Орошая Дамьетские скалы
Розоватыми брызгами пен.

И такие смешные верблюды,
С телом рыб и с головками змей,
Как огромные, древние чуда
Из глубин пышноцветных морей.

Вот каким ты увидишь Египет
В час божественный трижды, когда
Солнцем день человеческий выпит
И, колдуя, дымится вода.

Это лик благосклонный Изиды
Иль мерцанье встающей луны?
Неужели хотят пирамиды
Посягнуть на покой вышины?

Сфинкс улегся на страже святыни
И с улыбкой глядит с высоты,
Ожидая гостей из пустыни,
О которых не ведаешь ты.

Не обломок старинного крипта,
Под твоей зазвеневший ногой,
Есть другая душа у Египта
И торжественный праздник другой.

Словно пестрая Фата-Моргана,
Виден город, над городом свет;
Над мечетью султана Гассана
Минарет протыкает луну.

На широких и тихих террасах
Чешут женщины золото кос,
Угощают подруг темноглазых
Имбирем и вареньем из роз.

Шейхи молятся, строги и хмуры,
И лежит перед ними Коран,
Где персидские миниатюры,
Словно бабочки сказочных стран.

А поэты скандируют строфы,
Развалившись на мягкой софе,
Пред кальяном и огненным кофе,
Вечерами в прохладных кафе.

Здесь недаром страна сотворила
Поговорку, прошедшую мир:
— Кто испробовал воду из Нила,
Будет вечно стремиться в Каир.

Пусть хозяева здесь — англичане,
Пьют вино и играют в футбол,
И калифа в высоком Диване
Уж не властен святой произвол.

Пусть, но истинный царь над страною
Не араб и не белый, а тот,
Кто с сохою или с бороною
Черных буйволов в поле ведет.

Хоть ютится он в доме из ила,
Умирает, как звери, в лесах,
Он — любимец священного Нила
И его современник — феллах.

Для него ежегодно разливы
Этих рыжих всклокоченных вод
Затопляют богатые нивы,
Где тройную он жатву берет.

И его ограждают пороги
Полосой острогрудых камней
От нежданной полночной тревоги,
От коротких нубийских мечей.

А ведь знает и коршун бессонный:
Вся страна — это только река,
Окаймленная рамкой зеленой
И другой, золотой, из песка.

Если аист задумчивый близко
Поселится на поле твоем,
Напиши по-английски записку
И ему привяжи под крылом.

И весной на листе эвкалипта,
Если аист вернется назад,
Ты получишь привет из Египта
От веселых феллашских ребят.



Ст-ние было истолковано как пример развития Гумилевым классических традиций: «Пример общего географического обзора можно найти у Лермонтова в “Споре”: “Посмотри: в тени чинары / Пену сладких вин / На узорные шальвары / Сонный льет грузин...” и т.д. В новейшей поэзии у Гумилева есть такой обзор, если не всего Востока, то одной страны — Египта <...> Одна из тем, затронутых в этом стихотворении — луна и минарет — также обычна для русской поэзии: “Приезжай поскорей: Уж луна над луной минарета” (Фет “Похищение из гарема”); “Стал месяц тускл, как серп на минарете” (Федоров, “Мечты”)» (Эберман В. Арабы и персы в русской поэзии // Восток. 1923. № 3. С. 123). В качестве примера «простоты и душевности» Ю. Верховский привел «яркое и простое описание Египта» (Верховский. С. 123).

В дальнейшем читателей привлек конкретно-исторический план ст-ния. «Блестящее стихотворение: глубокие исторические знания сочетаются с политической интуицией; Египет только поверхностно принадлежит англичанам (на самом деле — крестьянам-египтянам); подобно Хлебникову — ив отличие от Киплинга — его по-настоящему интересуют туземцы — обитатели африканских стран» (Давидсон А. Муза странствий Николая Гумилева. М., 1992. С. 241).

Д. А. Ольдерроге так прокомментировал ст-ние: «“Орошая Дамъетские скалы...” — Дамьета — в эпоху крестовых походов — крепость, которую оспаривали между собой христиане и мусульмане. Она была ключом к Египту. Теперь Дамьета тихий городок: плоские кровли, глиняные дома из сырца. В XVIII веке он имел вдвое больше населения, чем теперь. "От веселых феллашских ребят..." — феллахи — египетские крестьяне. По-арабски fellah — крестьянин» (цит. по копии комментариев, переданных В. А. Мануйловым в архив В. П. Петрановского).

Ст. 17. — Изида — в егип. миф. богиня плодородия, символ женственности.
Ст. 25. — Крипт (крипта) — древняя подземная усыпальница.
Ст. 29. — Фата-Моргана — сложный, пестрый вид миражей.
Ст. 37. — Шейх — представитель высшего мусульманского духовенства, богослов и правовед.
Ст. 51. — Диван — правительственное учреждение, орган египетской судебной системы.

Источник: «Полное собрание сочинений В 10 томах. Издательство: М.: Воскресенье».


Материалы к стихотворению:

📚 Сборники

🤲 Варианты

💬 О Гумилёве…

  • Елена Раскина
    «Через Неву, через Нил и Сену…»
    Египетская тема в творчестве Н. С. Гумилёва.
  • Елена Раскина
    Геософские аспекты творчества Н. С. Гумилёва
    На правах рукописи Специальность 10.01.01 – Русская литература Автореферат  диссертации на соискание ученой степени доктора филологических наук Архангельск – 2009 Работа выполнена на кафедре теории и практики журналистики Московского гуманитарного института имени Е. Р. Дашковой 
  • Роман Тименчик
    Об одном источнике «Крокодила»
    Волею судеб мне приходится выступить в необычной роли комментатора архивного документа, который является моим же сочинением. 
  • Анастасия Кулагина
    Лирическое я в драматургии Н. С. Гумилёва (на примере пьесы «Дон Жуан в Египте»)
    Статья посвящена анализу образа Дон Жуана в пьесе Н. С. Гумилёва «Дон Жуан в Египте», в основе которой лежат лирические переживания автора и его жизненный опыт в «жизнетворчески преображенном виде». Кроме того, рассматриваются приемы построения «персонального мифа» Гумилёва—мужчины-победителя, покорителя женских сердец, поэта и художника.

🌐 Переводы

Китайский язык

Арабский язык

  • Ибрагим Истанбули
    مصـر