Открытие летнего сезона

  • Дата написания:

Зимнее стало, как сон,
Вот, отступает всё дале,
Летний же начат сезон
Олиным salto-mortale.

Время и гроз, и дождей;
Только мы назло погоде
Всё не бросаем вожжей,
Не выпускаем поводий.

Мчится степенный Силач
Рядом с Колиброю рьяной,
Да и Красавчик, хоть вскачь,
Всюду поспеет за Дианой.

Знают они — говорить
Много их всадникам надо,
Надо и молча ловить
Беглые молнии взгляда.

Только… разлилась река,
Брод — словно омут содомский,
Тщетно терзает бока,
Шпорит коня Неведомский.

«Нет!.. Ни за что!.. Не хочу!» —
Думает Диана и бьется,
Значит, идти Силачу,
Он как-нибудь обернется.

Точно! Он вышел и ждет
В невозмутимом покое,
Следом другие, и вот
Реку проехали трое.

Только Красавчик на куст
Прыгнул с трепещущей Олей,
Топот, паденье и хруст
Гулко разносятся в поле.

Дивные очи смежив,
Словно у тети Алины,
Оля летит… а обрыв —
Сажени две с половиной.

Вот уж она и на дне,
Тушей придавлена конской,
Но оказался вполне
На высоте Неведомский.

Прыгнул, коня удержал,
Речка кипела, как Терек,
И — тут и я отбежал —
Олю выводят на берег.

Оля смертельно бледна,
Словно из сказки царевна,
И, улыбаясь, одна
Вера нас ждет Алексеевна.

Так бесконечно мила,
Будто к больному ребенку,
Все предлагала с седла
Переодеть амазонку.

Как нас встречали потом
Дома, какими словами,
Грустно писать — да о том
Все догадаются сами.

Утром же ясен и чист
Был горизонт; все остыли;
Даже потерянный хлыст
В речке мальчишки отрыли.

День был семье посвящен,
Шуткам и чаю с вареньем…
— Так открывался сезон
Первым веселым паденьем.


А вот еще у Гумилёва:

Рождество в Абиссинии

Месяц встал; ну что ж, охота? / Я сказал слуге: "Пора! / Нынче ночью у болота / Надо выследить бобра". Но, осклабясь для ответа, / Чуть скрывая торжество, / Он воскликнул: "Что ты, гета*, / Завтра будет Рождество. И сегодня ночью звери: / Львы, слоны и мелкота - / Все придут к небе...

Аннам

Месяц стоит посредине / Дивно-огромного неба, / Ветер в бамбуковой чаще, / Благоухающий воздух, / Благословенна семья. Старшие в роще за чаем, / Пьют и стихи повторяют, / Из дому слышно гуденье, / Там занимаются дети, / Новорожденный кричит. Тот, кто живет этой жизнью, / Полное з...

Надпись на «Пути конквистадоров»

Микель Анджело, великий скульптор, / Чистые линии лба изваял. / Светлый, ласкающий, пламенный взор / Сам Рафаэль, восторгаясь, писал. Даже улыбку, что нету нежнее, / Перл между перлов и чудо чудес, / Создал веселый властитель Кипреи, / Феб златокудрый, возничий небес.

Надпись на книге

Милый мальчик, томный, томный / Помни - Хлои больше нет. / Хлоя сделалась нескромной, / Ею славится балет. Пляшет нимфой, пляшет Айшей / И грассирует "Ca y est", / Будь смелей и подражай же / Кавалеру де Грие. Пей вино, простись с тоскою, / И заманчиво-легко / Ты добудешь - прежде ...

Волшебная скрипка

Милый мальчик, ты так весел, так светла твоя улыбка, / Не проси об этом счастье, отравляющем миры, / Ты не знаешь, ты не знаешь, что такое эта скрипка, / Что такое темный ужас начинателя игры! Тот, кто взял ее однажды в повелительные руки, / У того исчез навеки безмятежный свет очей, / Ду...

Молодой францисканец

I Младой францисканец безмолвно сидит, / Объятый бесовским волненьем. / Он книгу читает, он в книге чертит, / И ум его полон сомненьем. И кажется тесная келья ему / Унылей, угрюмее гроба, / И скучно, и страшно ему одному, / В груди подымается злоба. Он мало прожил, мало знает он свет,...

Ольге Людвиговне Кардовской

Мне на Ваших картинах ярких / Так таинственно слышна / Царскосельских столетних парков / Убаюкивающая тишина. Разве можно желать чужого, / Разве можно жить не своим... / Но и краски ведь тоже слово, / И узоры линий - ритм.

Мне надо мучиться и мучить…

Мне надо мучиться и мучить, / Твердя безумное: "люблю", / О миг, страшися мне наскучить, / Я царь твой, я тебя убью! О миг, не будь бессильно плоским, / Но опали, сожги меня / И будь великим отголоском / Веками ждущего Огня.

Девушке

Мне не нравится томность / Ваших скрещенных рук, / И спокойная скромность, / И стыдливый испуг. Героиня романов Тургенева, / Вы надменны, нежны и чисты, / В вас так много безбурно-осеннего / От аллеи, где кружат листы. Никогда ничему не поверите, / Прежде чем не сочтете, не смерите, ...